Центробанки, возглавляемые ФРС, теряют связь с рынками и экономикой

Опосля бурного окончания 2018 года (когда президент США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и бюрократы ФРС вцепились друг дружке в гортань, а фондовый рынок снизился по результатам волатильных торгов всего года), инвесторы, похоже, считают, что ФРС воспримет решение замедлить функцию увеличения ставок. О этом свидетельствуют фьючерсы на ставку по федеральным фондам.

Это быть может лишней реакцией на то, как рынок отреагировал на увеличение ставок во 2-ой половине 2018 года, что советник Трампа Стивен Мур именовал «аварией» в авторской колонке Альфредо Ортиса. Мур и Ортис призвали ФРС поменять позицию, обвинив центральный банк в новеньком цикле дефляции. Фьючерсные рынки пошли не так далековато, хотя некие аналитики говорят, что ФРС вправду может понизить ставки в 2019 году, если экономика продолжит падать, а медведи захватят контроль над фондовым рынком.

2019 год начался, и становится понятно, что ФРС (которая в все еще закладывает два раунда увеличения ставок) не синхронизирована с рынками. Этого фактически нереально было избежать, так как ФРС ориентируясь на макростатистику глядит в прошедшее, а рынки глядят в будущее, но разрыв, похоже, возрастает.

Также не совершенно разумеется, что конкретно данные являются ориентиром ФРС. Быстрее, это нежелание отрешиться от оптимистичного взора на экономику, сформировавшегося сначала прошедшего года, но который больше не соответствует действительности.

Глава ФРС Джером Пауэлл во время собственной заключительной пресс-конференции в декабре показал, что торговая напряженность, приостановка работы правительства, геополитические задачи и остальные причины, которые тревожат инвесторов, не находят отражения в макроэкономических моделях центрального банка. ФРС продолжала увеличивать процентные ставки.

Стоит также отметить, что их данные и модели не включают инфляцию, невзирая на обманчиво маленький уровень безработицы.

Возникли признаки замедления мировой экономики

Остальные регуляторы, похоже, также не синхронизированы с рынками. Европейский центральный банк (ЕЦБ) продолжает сворачивание программки QE, хотя две наикрупнейшие экономики еврозоны, Германия и Италия, проявили замедление роста в 3-ем квартале, а прогнозы на 2019 год для всей еврозоны везде понижаются.

Снова же, сворачивание программки выкупа активов было всего только планом, но бюрократы центрального банка, похоже, разглядывают сигналы рынкам как обязательства, невзирая на желание заносить конфигурации в политику зависимо от данных без подготовительного извещения.

Банк Великобритании ожидает способности вновь повысить ставки, невзирая на причины риска и возможный «твердый» Brexit, что чревато неожиданными неуввязками и последствиями для английской экономики.

Может быть, и ЕЦБ, и Банк Великобритании ощущают давление со стороны ФРС, которая уже более одного года ужесточает политику.

Банк Стране восходящего солнца, тем временем, стал наименее оптимистичным в отношении приближения к 2-процентному таргету инфляции, согласно отчетам, размещенным в конце декабря. Падение нефти спровоцировало смягчение риторики центробанка, так как цены, похоже, сглаживаются и могут вновь начать понижаться.

По последней мере, японский центробанк признает понижательный нрав рисков.

Конфигурации в мировой экономике требуют незамедлительных решений

Основной вопросец состоит в том, понимают ли центральные банки тот факт, что они недостаточно стремительно реагируют на конфигурации в экономике. Может быть, настало время вспомянуть, что они достаточно небрежно отнеслись и к факторам риска, появившимся в преддверии кризиса 2008 года.

Реакция ФРС (во главе с председателем Беном Бернанке) на денежный кризис, может быть, отчасти их оправдала. Но чрезвычайные меры, такие как программка количественного смягчения, носят противоречивый нрав, а их длительные последствия неопознаны.

Неверный подход к сегодняшнему циклу нормализации политики выявил недочеты Пауэлла как экономиста. Его декабрьская пресс-конференция достаточно плохо отразилась на рынках. Кроме привязки его представления к макроэкономическим моделям, он опроверг свои собственные утверждения о том, что ФРС опирается на данные, описав программку количественного ужесточения как «автопилотируемую».

Одной из мощных сторон ФРС является тот факт, что главы региональных банков избираются их своими советами, а не назначаются Вашингтоном. Любой банк содержит собственный свой штат экономистов и аналитиков, и их главы нередко сами по для себя являются выдающимися экономистами.

Исторически они остаются подчиненными совету управляющих в Вашингтоне. Они старались не кидать вызов таковым выдающимся экономистам, как Алан Гринспен, Бен Бернанке либо Джанет Йеллен, хотя, может быть, было бы лучше для всех, если б они делали это почаще.

Любой из президентов региональных банков обхватывает несколько штатов и проводит много времени общаясь с предпринимателями и политиками на местном уровне, что дает им представление о настоящем состоянии экономики, а совет управляющих ФРС в собственной башне из слоновой кости этого не делают. Два из 12 президентов (Нил Кашкари из Миннеаполиса и Джеймс Буллард из Сент-Луиса) открыто призывали ФРС остановить ужесточение денежно-кредитной политики. Кашкари не лицезреет никаких свидетельств убыстрения инфляции за счет роста зарплаты, а Буллард считает, что настало время для конфигурации взора на связь меж экономикой и монетарной политикой.

К огорчению, ротация голосующих членов ФРС, предназначенная конкретно для того, чтоб совет Вашингтона мог доминировать в рамках ДКП, значит, что у региональных президентов нередко нет права голоса, хотя они участвуют в дебатах на любом заседании. Буллард получит глас в 2019 году, но Кашкари придется ожидать до последующего года. Глава ФРБ Филадельфии Патрик Харкер выразил сомнения относительно увеличения ставки в преддверии декабрьского заседания, но у него также не будет права голоса до последующего года.

Тем не наименее, другое мировоззрение (даже не подкрепленное правом голоса) может оказать существенное воздействие на учреждение, построенное на принципе консенсуса. Может быть, «мягенькая» риторика сумеет сдержать «ястребов» в правлении ФРС.

Что бы ФРС ни сделала, иным большим регуляторам (ЕЦБ, Банк Великобритании, Банк Стране восходящего солнца) придется последовать ее примеру, как они делали с начала денежного кризиса. Бакс очень важен для мировой торговли и денег, что не дозволит центробанкам очень очень расходиться с политикой ФРС. Пауза в цикле ужесточения даст им передышку, позволив сохранить стимулирующие меры для поддержания собственных экономик.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий