Новогодние прогнозы: «В 2018-м году рубль «недопадал»»

Investing.com – Мы продолжаем разговор о судьбе русского рубля – «валюты увлекательной судьбы», поочередно, в несколько приемов потерявшей в 2018 году в стоимости наиболее 20%. Что ожидает рубль в 2019 году? Что ожидать от санкций? Как отреагирует рубль на возвращение ЦБ на денежный рынок? Будет ли ЦБ и далее подымать ставку в 2019 году? Каковой прогноз по инфляции и как это скажется на рынке? В сей раз на эти и остальные вопросцы Даниила Желобанова отвечает директор департамента риск-менеджмента IQG Asset Management Александр Баранов.

Александр Баранов, IQG Asset Management

Русская экономика и российские денежные рынки зависят от ряда наружных причин. Главные из их – ситуация на мировом рынке нефти, возможность введения США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и иными странами очередных санкций в отношении Рф, ужесточение валютной политики со стороны ведущих глобальных эмиссионных синдикатов, сначала – ФРС США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и ЕЦБ. И еще есть ряд причин, связанных с завышенной неопределенностью, посреди которых стоит именовать торговую войну США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира), делему итальянского долга, Brexit и «эффект Трампа».

В истинное время для русской денежной системы и, а именно, для денежного курса рубля фактор низких глобальных цен на нефть более существенен. Как мы помним, Наша родина пробовала отыскать свою игру на мировом рынке нефти и условиться с ОПЕК в рамках расширенного клуба «ОПЕК+», где наша страна представляла интересы ряда стран не-членов ОПЕК (включая такие, как Азербайджан, Казахстан и Вьетнам). Но оказалось, что способности Рф даже с учетом ранее достигнутых договоренностей с ОПЕК не настолько значительны, как хотелось бы.

В текущей ситуации мировые цены на нефть определяют сальдо торгового и платежного баланса, приток валюты и динамику интернациональных резервов Рф. При всем этом стоит учитывать, что экономное правило в 2018 году не было выполнено в полном объеме. По моим оценкам, Банк Рф в уходящем году не успел купить с рынка валюту на сумму около $15 миллиардов. Если ЦБ не откажется от выполнение экономного правила, этот размер должен быть выкуплен в последующем году. Сверх того в 2019 году, выполняя экономное правило, ЦБ с Минфином Рф должны будут добавочно приобрести валюты на сумму порядка $20-50 миллиардов зависимо от глобальных цен на нефть – отсечка для покупки идет с уровня $40 за баррель нефти сорта Urals. Обе эти суммы будут являться доп «навесом» для ценообразования курса рубля в дальнейшем году. На подобающую величину русская экономика получит рублевую ликвидность в части повышение валютной базы – сколько будет куплено валюты, столько будет выпущено рублей.

С учетом вышесказанного, можно ждать, что при текущих уровнях глобальных цен на нефть русский рубль, образно говоря, еще «недопадал». Котировки нефти сорта Brent в $55 за баррель соответствуют быстрее уровню в 71–72 рубля за бакс США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). В крайних числах декабря уходящего года, когда сорт Brent стоил $52-53 за баррель, курс бакса США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) составлял порядка 68-69 рублей.

При всем этом рынок весьма узкий. И на одном ожидании вмешательства ЦБ участники рынка могут одномоментно удариться в покупку. Да, на теоретическом уровне можно запустить механизм неотклонимой реализации денежной выручки либо части ее экспортерами и не выходить за ее покупкой на открытый рынок. Могут быть изменены и характеристики экономного правила. Но стоит учесть, что кроме экспортеров есть и импортеры. И в конце 2018 года мощных покупок валюты с их стороны не было. С учетом всего этого можно представить, что рубль локально завышен, а поэтому, если в первой половине января не произойдет резкого роста цен на нефть в район $60 за баррель и выше, можно будет узреть ослабление рубля с текущих уровней на величину порядка 5%.

Последующий принципиальный фактор формирования курса рубля – уже упоминавшиеся санкции. Русская экономика суровых санкций по сути пока к тому же не ощутила, имеющиеся ожидания в ряде СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) сверхизбыточно пессимистичны. Но процесс по ужесточению санкций против РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) идет, и он не настолько приметный, но в целом противный. В 2019 году, быстрее всего, стоит ожидать усиления санкций. Надежда на улучшение отношений с США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) есть, но если быть беспристрастными, процесс идет в другую сторону. При этом сходу по нескольким фронтам: деяния Конгресса, Сената, Минфина США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) несогласованны, но в целом ориентированы на усиление санкций. В любой момент времени дискуссируется не один пакет санкций, а сходу несколько. Да, есть история с Олегом Дерипаской и претендующая на фуррор попытка снять санкции с его компаний, но это лишь часть картины, и она не описывает общий вектор движения. В Европе тоже есть огромное недовольство Россией. Европейские страны пробуют в собственных действиях учитывать и торговое партнерство с Россией, но сразу желают реагировать на политику Кремля. Ну и совершенно в мире очень недовольны наружной русской политикой. Отдельные лица еще могут пробовать что-то обосновать, вывести себя в каких-либо единичных локальных вариантах из-под санкционных ударов, но в целом это общей картины не меняет.

А именно, в 2019 году вероятен запрет на покупку новейшего русского муниципального долга со стороны резидентов США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), это создаст для русского Минфина препядствия по размещению ОФЗ. Ему придется убавить свои аппетиты и, видимо, уменьшить объемы размещения ОФЗ в 2019 году, ориентируясь лишь на внутренних инвесторов, приблизительно в два раза.

Последующий нюанс – вероятное ужесточение валютной политики со стороны ФРС США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и ЕЦБ, и сначала в области увеличения процентных ставок. Стоить принять как данность, что они будут повышаться. Вроде бы Наша родина ни желала проводить свою изолированную экономическую политику, но все большие мировые центробанки вступили в стадию ужесточения денежно-кредитной политики. США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) уже отказались от количественного смягчения. Может быть, что во 2-ой половине 2019 года мы также увидим рост процентных ставок и в Еврозоне. И когда стоимость средств вырастает во всем мире, удивительно было бы ждать оборотного от русского Центробанка.

А раз при текущей цены нефти рубль слабнет, то происходит частичный рост инфляции за счет удорожания употребления привезенных из других стран продуктов. Тогда и, может быть, заместо планируемых уровней инфляции в 4% мы увидим наиболее высочайшие, к примеру, 5-6%.

Мировым рынком не оценен до конца фактор Brexit – это непростой процесс с большущим обилием последствий, высочайший фактор неопределенности. Деяния президента США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Дональда Трампа – очередной фактор неопределенности. Подобные неопределенности сами по для себя являются факторами риска, способными привести к изменению в том числе и глобальных цен на нефть при иных равных критериях. Перемирие в торговой войне Китая и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) – тоже фактор неопределенности для экономик обеих государств. Взятый сначала декабря 90-дневный мораторий скоро завершится, и что далее? А хоть какое изменение употребления в одной из этих государств тянет суровые последствия для всех. Напомню, что конфигурации опосля кризиса в Юго-восточной Азии в 1998 году баланса спроса и предложения нефти всего только на 2-2,5% привело к обвалу глобальных цен на нефть практически в 2,4 раза в течение 12 месяцев. Таковая упругость, склонность к типичному «эффекту бабочки», свойственна не только лишь для нефтяных рынков, да и для рынков почти всех сырьевых продуктов.

В связи с сиим можно вспомянуть о ситуации в Европе: неувязка долга Италии – это тоже значимый наружный фактор для русской экономики. Рефинансирование долга Италии, для которого в 2019 году требуется около 300 миллиардов евро, это весьма много. Общий госдолг Италии составляет порядка 2,3 трлн евро, а состояние итальянской экономики на данный момент не самое наилучшее. В случае реализации долгового кризиса в Италии последствия могут быть куда как грандиознее, чем последствия долгового кризиса Греции в 2012 году. Эффект для мировой денежной системы оказаться сравним с крахом инвестбанка Lehman Brothers.

В конце концов, кроме судьбы рубля, еще есть и конкретно судьба самого бакса. И, как уже говорилось, для нее в 2019 году есть много неопределенности в части вероятных действий ФРС и управления США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Как вы помните, при крайнем повышении ставки был таковой аспект: управление ФРС отдало осознать, что из-за давления Трампа не может не повысить ставку, так как по другому может появиться опасное воспоминание утраты регулятором независимости. Для нас бакс проявляется через цены на нефть и газ. Невзирая на все «хотелки» про «бакс по 58-60» вернее ориентироваться на 65-75 руб. за бакс. Но ожидать роста курса бакса до 100 руб. быстрее необоснованно – для этого сценария обязана появиться очень стрессовая ситуация, типа заранее абсурдной валютной политики либо каких-либо принципно нежданных сейчас событий.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий